Про желания.

Не вырезайте голосовые связки собственным амбициям! Не валите с ног сокровенные желания! Не пинайте в живот свои мечты! Это дорого обходится.

Когда однажды не захочется даже подняться со своей постели, придётся спросить себя: ‘Кто я? Чего я хочу? Ради чего все это?’

И страшно будет лгать, отвечая на эти вопросы. Потому что дальше этой лжи вообще ничего нет. Только отсутствие смысла и всякой радости и любви.

Пожалуйста, желайте! Желайте изо всех сил! И делайте шаги навстречу своим желаниям.

Про горы.

Залитые в бетон, запечатанные асфальтом городских пространств мы слишком часто забываем о Боге. Мы забываем о том, как приятно делиться. Мы забываем, что забота о близких приносит счастье. Мы забываем, что страховать других, прощать их и лечить их души — вот наша главная миссия.

А горы… Горы — они чистят. Они заставляют об этом вспомнить. И если ты корыстен — горы сбросят тебя с себя. Они не терпят лукавства.

Горы видят. Горы слышат. Горы знают.

Знают всего тебя насквозь.

Про дождь.

Я сегодня видела дождь. Такой дождь, когда стихия насквозь пронизывает все пространство. Дует ветер, и кажется, что он своими порывами выбивает из тебя всю накопившуюся пыль, всю чернь, осевшую за месяцы. Сверху поливает так неистово, чтоб ты понял, что тебе пора очистить собственную голову от всего дурного.

Я стояла на балконе 25 этажа, глядя на Москву сверху вниз, а надо мной были тучи. Мужиковатые и тяжелые, целеустремленные, грозные, они рвались на части, бескомпромиссно изливая из себя литры жидкости.

И вот эти капли, крупные и круглые бусинами застывали передо мной в те моменты, когда залихватский ветер менял своё направление.

Молнии вдалеке хвастались своими длинными росчерками. Казалось, они в открытую заявляли, что мы — просто люди, а никакие не хозяева тут, в этом мире, даже в таком обустроенном бетонном мешке как Москва.

И это было совершенно.

В этом шторме сегодня была Истина.

Очищающая. Грозная. Справедливая.

Та, что предельно серьёзна. Та, что никогда не шутит с людьми.

Про прошлое.

Когда прошлое своими крюковатыми руками станет пытаться ухватить тебя за ступни…

Прыгай выше, выдирай свои ноги. А если упал и запутался в его цепких пальцах — не сдавайся все равно. Пинайся и бейся отчаянно.

А после — пойми, что победа в принятии. Отпусти. Расслабься. Выдохни. И скажи своему прошлому, что любишь его. И готов созерцать его таким, как есть. Тогда оно хватку ослабит. Заурчит как тёплая кошка. И скоро оставит тебя — само по себе.

Ты будешь лежать, шумно дыша и глядя в небо. И будет спокойно внутри.
Время от времени прошлое будет возвращаться… Но уже не хватаясь и не царапаясь. А как вы и договорились — просто шагая рядом.

Поздравляю! Ты выучил свой урок.

Немного о рубрике «Одной строкой».

Бывает так: мучаешься ты, мучаешься, и вдруг какое-то замечательно-простое открытие осеняет твою светлую голову. Как правило, это обыкновенная и короткая мысль. Которая, тем не менее, сильно помогает в данный конкретный момент.

Случается, что это что-то диаметрально противоположное тем выводам, в согласии с которыми ты жил раньше. И это словно ключ к заветной двери, что вечно была заперта, куда ты так долго стучался, в которую страстно желал войти.

Я очень люблю вот эти открытия-крохотки. И потому решила их коллекционировать. Рубрика «Одной строкой» — специально для этого.

Быть может, в каких-то из этих мыслей мы с вами будем в униссон.

Я не буду для Вас удобной.

Я не буду для Вас удобной.
Я не чувствую силы в притворстве.
Я свои убежденья свободно
Оглашу Вам, очистив совесть.

Вы, конечно, хлопнетесь в обморок.
Вы достанете валокордин.
Понимая, что этот окорок
Вы не сможете скушать один.

Я для Вас буду слишком чрезмерной.
Я для Вас окажусь эпатажной.
Оставаясь самой себе верной,
В стиле жизни моем антуражном.

Вы со мной, безусловно, намаетесь.
Одарив целой тонной цветов…
И когда Вы почти отчаетесь,
Я вручу Вам свою любовь.

(03.10.2015)

Мне кажется, мы не закончили.

Мне кажется, мы не закончили.
Твой голос еще не утих.
А осень логично продолжила
Нечаянный летний стих.

Мне кажется, нас будто в шахматах
Мотает рука по доске.
А я ежедневно в твой альманах
Вношу по красивой строке.

Мне кажется, ты запрохладнеешь
При минусе температур.
И будешь искать меня, складную,
Из правильных слов и текстур.

Мне кажется, все это к лучшему.
Мне кажется, Бог знает сам,
Когда подмигнуть невезучему,
И где поделить пополам.

(02.09.2015)

Привет. (Из цикла «Маленькие рассказы»).

Электричка, набитая дачниками, душная и уставшая, тащилась в сторону Москвы. Она сидела на том месте, что ближе всего к окну и без особого энтузиазма смотрела в него. Воскресенье, проведенное в родительском загородном домике, заканчивалось. В предверии сухого и жаркого понедельника в заасфальтированной столице, настроение было скомканным как более не актуальная старая газета.

Едва занялся июнь, но солнце уже оставило свой золотистый отпечаток на её плечах. Бархатистые каштановые волосы мягко обрамляли простые и приятные черты лица. Зеленые глаза её вечно смотрели немного вопросительно и очень прямо — характер героини был вполне сообразен её взгляду. Она отличалась почти королевской выправкой, которая часто заставляла окружающих чувствовать себя неловко в её присутствии. Ей также были свойственны неутомимость и вечная жажда действовать, познавать, созидать, видеть и слышать больше, чем общедоступно.
О чём она думала? В сущности, никакие глобальные вопросы не занимали её разум в тот момент. Она размышляла о том, что делать дальше.
«Поеду в Барселону! Буду учить испанский, гулять по набережной, ловя восхищенные взгляды местных неизменно кареглазых и смуглых парней… Кататься по Каталонии. Да хоть даже на самокате! И готовить паэлью!
Или нет, лучше в Индию, в ашрам! Петь мантры, смотреть на статуэтки Ганеша, пить всегда из своей только кружки… Вставать с рассветом, ложиться раньше заката. Боги, какая же скукота!
Нет, лучше на Кубу! Где солнце плавит горячую землю, и чтобы там танцевать, забыв о том, что завтра может-таки наступить! Есть юкку, сидеть в кресле-качалке прямо посреди грязноватой гаванской улочки… Заглядывать в чужие окна, что в доме напротив, через дорогу от тебя на расстоянии вытянутой руки.
…если только не встречу кого-то особенного! А, какого черта! За 27 лет не встретила — почему должна встретить завтра? Что такого может измениться всего за один день?..»

Он зашел в электричку со стороны вагона, противоположной той, где сидела она, и стал искать пустое сиденье.
Губы его застыли в легкой улыбке, он перемещался спокойно и уверенно. Высокий, статный и хорошо сложенный, он несколько не вписывался бы в окружающую обстановку, если б вообще мог куда-то не вписаться. Наконец, он заметил свободное место и приземлился прямо напротив неё.

Неспешно и недовольно она отвернулась от окна и посмотрела на незнакомца, который отвлек её от размышлений жизненной важности… Что-то крайне притягательное отозвалось ей в нём. Быть может, это его глаза выдавали необычайную любовь к жизни. Ей отчего-то показалось, что начиная с сегодняшнего дня, всё совершенно неожиданным образом изменится. Так случается, когда однажды в тебе вдруг рождается чувство, что ты больше никогда не будешь одинок.

Он уже некоторое время глядел на нее. А затем улыбнулся и сказал:
«Привет!»

(15.06.2015)

Красные апельсины. (Из цикла «Маленькие рассказы»).

Мы купили килограмм апельсинов и сели в машину.
— Готова? Пристегнись!
Я послушно пристегнула ремень безопасности.
— Готова! Поехали!
Надвигающийся вечер и следующее за ним утро обещали быть веселыми и пропитанными флиртом.
Твои аккуратная борода и внимательные карие глаза отлично сочетались с моими ребячеством и безрассудством. 1,5 часа дороги пролетели незаметно: легкая беседа заполняла собой всю машину, скрадывая время и пространство. Я бросала на тебя кокетливые взгляды. Ты отшучивался и рассуждал о материях разного свойства.

Высокие прозрачные сосны, воздух, который бесцеремонно проникает в легкие и, кажется, будто бьет под дых… Мы зашли в дом, где ждали друзья.

Мы сидели за столом в шумной и удалой компании молодых и амбициозных и громко смеялись. Нас буквально-таки распирало от иронии, идей и желания позабавить окружающих. С большим удовольствием мы ехидничали и провоцировали. Мы играли в настольные игры, и, иногда переходя от возбуждения на крик, то и дело били ладонями по столу.

Я разрезала один апельсин из того килограмма, что мы привезли с собой. Он оказался красным. Я никогда прежде не видела и не пробовала красных апельсинов.

— Почему красный? — спросила я.
— Красные слаще, — ответил ты и подмигнул.

Уже потом ты взял меня за руку и утащил наверх, подальше от всех. Лампа распустила свой пряный свет, шторы понимающе скрыли комнату от глаз бесстыдной луны, диван мяукнул под тобой словно томная кошка. Мы занырнули  в объятия ночи. Было тепло. До самого утра на губах моих застрял бархатный и сочный вкус, как тот, что ощущаешь когда впервые пробуешь красный апельсин.

Я женюсь! — ты стоял передо мной, глядя в глаза. Дымка воспоминаний тяжелой грудой упала на пол.
Ты женишься.
Всего хорошего.

(06.04.2015)